г. Ярославль, ул. Советская, д. 19/11
patriot@yarpatriot.ru

1937 - 1938: массовые репрессии на территории Ярославской области

В 1937—1938 гг. в области было расстреляно 1 660 человек. Тысячи людей без всякой вины были заключены в исправительно-трудовые лагеря, где многие из них погибли.

Политические репрессии на территории края начались еще на рубеже 20—30-х гг. Сначала они коснулись представителей старой дореволюционной интеллигенции бывших офицеров. Масштабы их были не очень значительными, а в качестве меры наказания использовалась чаще всего ссылка.

После «Шахтинского дела» и процесса над «Промпартией» начался более активный поиск «специалистов-вредителей» на многих предприятиях. Так, в Рыбинске органы ОГПУ арестовали В. Е. Фохта и других специалистов машиностроительного завода. Но нехватка специалистов привела к тому, что их вскоре не только освободили, но даже назначили на руководящие должности: В. Е. Фохт стал техническим директором завода, М. В. Ходушин — главным инженером, а И. О. Безродный — главным конструктором.

Но в 1935 г. на заводе началась очередная волна репрессий. Специалисты завода собрали тогда многочисленные данные о всех случаях брака и аварий на производстве, чтобы предотвратить подобные случаи в будущем. Сотрудники НКВД воспользовались этими данными для того, чтобы обвинить специалистов во вредительстве. Никаких фактов вредительства не нашли и поэтому специалистов обвинили, например, в том, что из 75 руководителей рыбинского завода 41 человек — беспартийный. «Вина» остальных состояла в том, что они происходили из семей офицеров, священнослужителей, имели родственников за границей и т. п.

Подобные явления, несомненно, являлись примерами репрессий. Но массового характера это пока не имело. В гораздо большей степени Ярославская область была затронута массовыми репрессиями в 1937—1938 гг.

В июне 1937 г. в Ярославле состоялась II Областная партийная конференция, в работе которой приняли участие представители ЦК Л. М. Каганович и Г. М. Маленков. В своих выступлениях они обвинили ярославское руководство во главе с А. Р. Вайновым в недостаточно активной борьбе с «врагами народа». Вайнов был снят сo своего поста, и новым первым секретарем Ярославского обкома партии областная конференция избрала Н.Н. Зимина, который прибыл в Ярославль из Москвы вместе с Кагановичем и Маленковым. Н. Н. Зимин был членом партии большевиков еще с 1915 г. С 1920 г. работал на руководящих должностях в ВЧК, в частности, возглавлял транспортный отдел ВЧК. До приезда в Ярославль являлся заместителем Кагановича в Наркомате путей сообщения. В первом же своем выступлении на областной конференции он провозгласил одной из главных задач «энергичную борьбу по разоблачению врагов народа». Так был дан сигнал к массовым репрессиям.

Повсюду стала насаждаться атмосфера всеобщей подозрительности и недоверия. Массовым явлением стало доносительство и ложные показания. О методах проведения этой кампании говорят такие факты. Однажды Н. Н. Зимин приехал на Рыбинский машиностроительный завод и в 12 часов ночи устроил собрание партийного актива с повесткой «Разоблачение врагов народа». После этого многих коммунистов вызывали в партийный комитет и спрашивали: «На сколько врагов ты написал заявление?» Некоторые работники, пытаясь застраховать себя от обвинений в недостатке бдительности, старались проявить особую активность в поисках врагов народа.

Во главе этой политической кампании стояло Управление НКВД по Ярославской области, новым руководителем которого стал А. М. Ершов. До этого он работал в органах НКВД Ростова-на-Дону, имел звание майора госбезопасности. В Ярославль прибыл вместе с Зиминым летом 1937 г.

Благодаря усилиям этих двух руководителей в области развернулись массовые репрессии. За время с июня 1937 г. по январь 1938 г. из рядов партии было исключено 2120 коммунистов. Их обвинили «во вредительстве, связи с врагами народа, притуплении политической бдительности». Многие коммунисты, исключенные из партии, вскоре были расстреляны. Среди них: А. Р. Вайнов — бывший первый секретарь обкома партии, И. А. Нефёдов — бывший второй секретарь обкома партии, Г. Г. Заржицкий — председатель облисполкома.

В числе репрессированных было 544 руководящих работника областного масштаба, в том числе более 40 руководителей горкомов и райкомов партии, 166 человек из числа директоров промышленных предприятий, около 40 руководителей и преподавателей учебных заведений. Среди репрессированных руководителей промышленности такие известные специалисты, как руководители резиноасбестового комбината Л. Т. Стреж и Л. В. Леонов, директор автозавода В. А. Еленин, начальник Ярославской железной дороги М. М. Егоров, директор комбината «Красный Перекоп» П. Я. Чернышев и многие другие.

Было бы неверным представлять, будто репрессии коснулись только руководителей и никак не затронули простых людей. Среди приговоренных к высшей мере наказания в 1937—1938 гг. 423 рабочих, 246 крестьян и 256 служащих. В Ярославском районе, например, под репрессии попали председатель колхоза «Пахарь» А. И. Бутыркин, бригадир колхоза «Красный Перекоп» А. И. Тарасов, учитель начальной школы села Давыдово А. А. Дощечкин, парикмахер из села Диево-Городище А. П. Кононов и другие.

Репрессии в областной партийной организации почти по такому же сценарию повторились и в областной комсомольской организации. На пленуме обкома комсомола было заявлено о существовании в Ярославле «правотроцкистской террористической молодежной организации», которую якобы возглавляли первый секретарь обкома комсомола Б. Павлов и второй секретарь обкома А. Смирнова. Следователи Управления НКВД очень старались выявить связи этой молодежной «террористической организации» с так называемым «Московским контрреволюционным центром». Сделать это не удалось, но многие руководители ярославского комсомола были расстреляны.

В эти годы репрессиям подверглись и многие из тех людей, которые в годы революции и гражданской войны являлись политическими противниками большевиков. Так, в 1938 г. была репрессирована Л.X. Минеева, бывший секретарь Ярославского губкома партии эсеров, участница июльских событий 1918 г. в Ярославле. Ее обвинили в том, что после мятежа она укрывала одного из лидеров ярославских эсеров Н. А. Мамырина и помогла ему скрыться из Ярославля.

Органами НКВД был расстрелян и бывший секретарь Ярославского комитета общественной безопасности, один из видных ярославских эсеров И. П. Розов. Ему предъявили обвинение в участии в белогвардейском мятеже 1918 г. Списки участников мятежа действительно очень тщательно проверялись в эти годы органами НКВД.

В 1938 г. волна репрессий в стране пошла на убыль. Пленум Центрального комитета партии обвинил партийные организации и органы НКВД в злоупотреблениях и перегибах в отношении руководящих кадров. Часть дел репрессированных пересмотрели, а сотрудников органов внутренних дел сурово наказали.

В начале 1938 г. первый секретарь Ярославского обкома партии Н. Н. Зимин был разоблачен, как «старый немецкий шпион, диверсант и двурушник», который якобы сознательно уничтожал партийные кадры. Зимин был расстрелян. Вместе с ним был расстрелян и начальник Ярославского Управления НКВД А. М. Ершов. Таким образом, палачи стали жертвами. Масштабы репрессий стали меньше, но полностью они не прекратились.

В начале 90-х гг. уже после распада СССР руководство Управления Федеральной службы безопасности по Ярославской области обнародовало итоговые данные о масштабах политических репрессий на территории области. С 1918 по 1975 гг. на территории области было осуждено по политическим мотивам 18 155 человек, из них расстреляно — 2 219 человек. В эти данные не вошли необоснованно раскулаченные, административно высланные и члены их семей. В 1937—1938 гг. в области было расстреляно 1 660 человек.

Материалы: Н.П. РЯЗАНЦЕВЮ.Г. САЛОВА

(по материалам сайта yarwiki.ru)